Новини
Home / Спорт / Удивительная история каратэ: от запрета до Олимпийских игр-2020

Удивительная история каратэ: от запрета до Олимпийских игр-2020

У спортивного каратэ началась новая жизнь: 3 августа 2016 года, в ходе пленарного заседания 129-й сессии Международного олимпийского комитета (МОК) было принято решение о включении нового вида спорта в программу Олимпийских игр в Токио-2020. У Федерации каратэ России (ФКР), кроме того, ещё и новый президент теперь – Сергей Петрович Цой, который не только любит этот вид спорта, но и занимается им очень давно, является мастером, обладателем 5-го дана JKMO (Japan Karatedo Maruyoshikai Organization – знаменитая Японская организация каратэ-до). Корреспонденты «МК» побывали у нового президента ФКР и узнали, каких изменений ждать российскому каратэ в ближайшее время.


фото: ru.wikipedia.org

Сергей Цой

– Каратэ в России, – рассказывает Сергей Петрович, – как ни в какой другой стране заслуживал право стать олимпийским. Ни в одной точке мира это боевое искусство не подвергалось таким гонениям и преследованиям, как у нас. В середине 80-х годов прошлого века в СССР даже была введена статья об уголовной ответственности не только тех, кто тренирует, но и тех, кто занимается им. Растущая популярность каратэ, объединявшего на тот момент молодежные массы, казалась опасным для действующей в тот период власти. Тем, кто инициировал ввод этой статьи, мерещилось, что большинство каратистов – это преступники, состоящие в ОПГ, и поэтому этот вид единоборства надо искоренять. И некоторые наши товарищи, глубоко уважаемые мною мастера, получили конкретные сроки за преданность своему спорту и образу жизни.

В те годы, уверенно скажу, каратэ был самым популярным в стране. Только был залит фундамент, база для развития нового вида спорта, и тут же по этому фундаменту началась бомбежка с разных сторон. Если бы тогда этого не произошло, российское каратэ сегодня было бы более совершенным и на мировой арене мы выглядели бы гораздо внушительнее. Но настоящих патриотов каратэ нельзя остановить на своем пути. Да, нас загнали в подвалы. На тренировки спортсмены проникали, как на конспиративную явку. Но тем и отличается характер наших людей, что чем больше трудностей, тем мужественнее и решительнее они становятся для прохождения этих препятствий. В принципе, такова философия каратэ, образ жизни каратиста. По-японски она определяется фразой: «Дзинсайва нанокороби я оки», что в переводе означает: «Такова жизнь: семь раз упав – восемь раз поднимись». И мы находили любые варианты для того, чтобы посвятить себя любимому спорту.

Я начинал в 1977 году. Мы тренировались по 7 часов в сутки. И для того, чтобы наши занятия выглядели более-менее легальными, мы с моим товарищем тренировали надзирателей в тюрьме. Такая история неприятная, ты приходишь, звонишь в дверь, открывается окошечко, выглядывает сотрудник: «Что надо?!». Говорим, что пришли тренировать ваших товарищей. «Заходи!» И когда заходили, а следом захлопывалась железная дверь, каждый раз мы испытывали одни и те же ощущения, сам собой возникал вопрос: «А мы потом отсюда выйдем?». Приходилось много раз выходить на воздух, дышать.

– А как вообще эта идея возникла, тренировать надзирателей?

– Дело в том, что разрешалось готовить только силовые структуры – мол, им действительно это было нужно. Поэтому мы тренировали милиционеров, работников тюрем, чтобы самим легально заниматься. Нужна была легенда. С другой стороны, мы прекрасно понимали, что им действительно такие навыки нужны, они могут оказаться в любой ситуации.

– Впервые как о каратэ услышали?

– Впервые я начал заниматься в армии. Когда поступил в Ростовский государственный университет, среди студентов-иностранцев нашел несколько мастеров каратэ. Первый мой тренер был из Марокко. На тот момент он уже был обладателем черного пояса, и звали его Мухаммед Шарфаун. Потом был вьетнамец, реальный боец, которому доводилось применять свои навыки в жизни, в том числе в войне против американских оккупантов.

Да, нас тогда интересовало именно боевое искусство, но мы понимали, что в таком формате нам тем более не дадут им заниматься. Но тогда, в 1977 году, когда до закрытия Федерации каратэ еще было далеко, я пошел в официальную секцию, к замечательному тренеру, преподавателю Ростовского государственного университета, доктору биологических наук Павлу Ермакову. Я благодарен ему за ту школу, которую прошел под его руководством.

Такой путь прошли очень многие мои коллеги по спорту, которые посвятили ему всю жизнь. Таким образом, именно российское каратэ, как никакое в мире, заслужило честь быть представленным на Олимпийских Играх. И мы – я, как президент Федерации каратэ России, и мои соратники – будем делать все, чтобы наши спортсмены смогли достойно выступить на Олимпиаде 2020 года в Токио.

Такие пожелания я получил и от президента Всемирной федерации каратэ (WKF) Антонио Эспиноса, с которым знаком с 1998 года. Этот человек, находясь у руля WKF 18 лет, сделал многое, чтобы каратэ стало олимпийским видом спорта.

Сейчас хочу сказать об очень важной детали, которую особо подчеркнул Антонио Эспинос: в Олимпийских играх могут принимать участие только спортсмены, выступающие по правилам Всемирной федерации каратэ. В Российской Федерации есть только одна такая организация – это Федерация каратэ России, которую я возглавляю. Просто сейчас в нашей стране представители других федераций боевых искусств заявляют, что они готовы участвовать в Олимпиаде. Не хочу их расстраивать, но все должны знать правду. Еще раз повторюсь: в Олимпийских Играх могут принять участие только каратисты, выступающие по правилам WKF.

Нам иногда говорят: вы чрезмерно закрытая Федерация. Принципиально не согласен. Наоборот – мы открыты для всех. Мы приглашаем представителей всех федераций и стилей участвовать в наших соревнованиях по нашим правилам и претендовать на место в олимпийской сборной. Коротко объясню, в чем вопрос. Каратисты, которые тренируются, например, в стиле киокусинкай по их правилам, не наносят удары руками в голову, а у нас наоборот. Многие очки мы зарабатываем именно таким приемом. Боец стиля киокусинкай, сражаясь на татами по правилам WKF, машинально преимущественно бьет руками в корпус. И это – проблема. Хотя, наверняка, есть талантливые ребята, которые могут преодолеть этот рефлекс. Такие спортсмены нам нужны. И я буду настаивать, чтобы при формировании cборной команды РФ, решения принимались не келейно, а открыто. Это позволит нам выбрать самых лучший. Нам нужна одна победа. Как в песне поется, одна – на всех.

– Были ли у других стилей шансы получить олимпийское признание?

– На мой взгляд, смысл Олимпийских игр в том, чтобы объединить массы. А спортсмены, тренирующиеся по системе Всемирной федерации каратэ, представляют большую часть. WKF ежегодно проводит большое количество международных спортивных соревнований на самом высоком уровне И именно унифицированные правила WKF максимально соответствуют требованиям Международного олимпийского комитета.

– И сколько на эту массу выделили лицензий?

– Всего 80 на мир, это, конечно, пока крайне мало. Рубка будет серьезная. И, таким образом, мы переходим ко второй, более грустной теме – нашим результатам. У нас есть очень достойные люди, спортсмены, чемпионы мира и Европы, но в последние годы, так получилось, что наши ребята на мировых площадках не показывают того, что должны показывать. Например, Азербайджан с населением порядка 10 миллионов занимает пятое место в мире, причем без натурализованных спортсменов. И у такой огромной страны, как Россия, должен быть другой уровень.

Но здесь свое влияние наложила история – наше каратэ самое многострадальное в мире. И хорошо, что мы к сегодняшнему дню хотя бы так подошли. Но пришло время кардинальных изменений, необходимо сделать ряд серьезных шагов, пусть для кого-то они будут слишком жесткими и непопулярными, рассмотреть и пригласить лучший тренерский состав, объединить кадры в стране. Сначала посмотреть в регионах – в Новосибирской области, в Санкт-Петербурге есть люди, которые воспитали чемпионов мира. Не исключаю приглашения иностранных специалистов. Надо смотреть, в чем будет необходимость.

– А спортсменов хватает?

– Когда мы начинали заниматься каратэ, этим увлекались все мальчишки во дворах. И сейчас есть школы очень высокого уровня. Мы можем собрать команду, но для этого нужны организационные решения. Для этого нужен авторитетный Попечительский совет, база, финансовые вложения – всю эту «мозаику» необходимо собрать воедино.

– А на сколько медалей можно рассчитывать на Олимпийских играх из тех 80 лицензий?

– Мы прилагаем все усилия для того, чтобы с Олимпиады-2020 привезти в Россию максимальное количество призов, в том числе золотые медали. Так победим!

Татьяна Артюхова
Алексей Лебедев

Источник: mk.ru/

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська