Новини
Home / Політика / “Судьба России будет решаться не в окопах”

“Судьба России будет решаться не в окопах”

Алексей Кудрин: без развития институтов гражданского общества страну не спасти от краха.

В Москве проходит II Общероссийский гражданский форум, организованный «Комитетом гражданских инициатив» Алексея Кудрина. Он собрал почти 700 делегатов из 66 регионов страны, а экспертами выступили наиболее яркие личности в гражданском, «третьем» секторе. Участники форума, разделившись на дюжину секций, вырабатывали план конкретных реформ в каждой из отраслей общественной жизни.

Экс-министр Кудрин обещал, что использует все возможности, дабы к этим предложениям прислушались первые лица страны. К сожалению, сегодня, чтобы донести солидарное мнение гражданского общества до власти, нужны именно такие колоссальные усилия. Ведь стена между населением и государством все выше. И скоро «перекричать» через нее смогут лишь те, кто на голову выше остальных – калибра Кудрина или Прохорова.

Драма ценою в историю

Лишний раз говорить о том, сколь драматичное время переживает сегодня «третий» сектор в России, на форуме и не стоило. В прошлом году мероприятие прошло на площадке Центра международной торговли (ЦМТ), участников расселяли в пятизвездном «Crowne Plazа». На сей раз все было демонстративно скромнее: конференц-зал гостиницы «Космос».

Необычайно мало оказалось и журналистов. В прошлом году «Дождь» оборудовал в фойе ЦМТ мини-телестудию, ведя прямую трансляцию с форума, а выступление экс-министра Алексея Кудрина снимали десятки камер. В нынешнем набралось лишь полдюжины операторов.

Все выступления на пленарном заседании пронизывал пессимистичный настрой, хотя и умеренный. Например, Алексей Кудрин прошедший год для России деликатно назвал «драматическим». Сегодняшнюю ситуацию он описал так: «Мы переживаем кризис институтов общества и государства. Накопилась усталость прежней модели развития экономики. Нужно повышать эффективность, производительность, а для этого институты общества не очень-то настроены».

К внутриэкономическому кризису присоединились и внешние санкции, и снижение глобальной цены на нефть, и наращивание Москвой давления на оппозицию и «третий» сектор. Хотя, как напомнил Кудрин, очень похожую ситуацию страна уже переживала и после вторжения в Афганистан в 1979 году. Но мысль развивать не стал. Чем закончился тогдашний кризис, все прекрасно знают. Собственно, на этом и форум можно было заканчивать.

Офшоры преткновения

Правда, Кудрин в будущее все равно глядит с оптимизмом. «Не в окопах будет решаться судьба России, и все это понимают. Должна произойти перезагрузка смыслов. Судьба России будет решаться не вооружением и военной силой, а мощью экономики: сможем ли мы мобилизовать в свою пользу технологии, капиталы, лучшие образцы образования, здравоохранения», – говорил экс-министр, почти дословно повторяя программные установки своей вышедшей накануне в «Ведомостях» программной статьи «Как вернуть доверие между властью, обществом и бизнесом».

Делегатов Кудрин искренне поздравил с тем, что впервые на единой площадке удалось собрать представителей самых разных идеологических предпочтений (и вправду: в кулуарах встречались и националисты, и коммунисты, и единороссы, но большей частью, понятно, – либералы). Собрать, чтобы выработать общую повестку дня. А ее Кудрин кратко сформулировал так: чтобы гражданское общество могло говорить с властью на равных, отстаивая права человека в самом широком смысле.

Министр финансов привел пример из близкой ему сферы – федеральный закон о деофшоризации. Принимался он в муках, правительство долго пыталось нащупать консенсус с бизнес-сообществом, однако в последний момент он был принят в «людоедском» варианте (смещены сроки его реализации). Будь гражданские институты (а бизнес-сообщества – это они самые) сильнее, а власть – привычнее их слушать, такого бы не было. А подобные законы, которые нарушают и без того хрупкий консенсус власти и общества, говорит Кудрин, принимаются регулярно.

Агония нефти

Тезис Алексея Кудрина о том, что стране нужна новая экономическая политика, безусловно, разделили все спикеры. Но заодно каждый расцветил и красками из наиболее близкой им сферы. Руководитель экологического центра «Дронт» Асхат Каюмов считает, что в ситуации экстенсивного развития экономики у власти в принципе не остается ни сил, ни средств на экологическую повестку дня. А как иначе: глупо защищать природные ресурсы, когда ты существуешь на средства от их продажи.

Но вот сегодня, когда столько внешних сил (да и, в конце концов, внутриэкономическая конъюнктура) пытаются спихнуть страну с нефтяной иглы, появилась надежда и у экологов. И у борцов с коррупцией, призналась Елена Панфилова из российского центра «Transparency International». Только, считает она, добиться реального (не бумажного!) экономического роста невозможно без повышения прозрачности власти.

Повторила она и тезис про «кризис доверия» (это из статьи Кудрина в «Ведомостях»), связанный с тем, что все насущные проблемы люди вынуждены решать «неформальным» способом. Заносят, завозят, откатывают, докладывают… И власть, похоже, уже спасовала в решении этой проблемы – значит, альтернативой являются только гражданские инициативы.

Доказательством их эффективности является хотя бы то, что глава российского подразделения «Transparency International» Елена Панфилова в нынешнем году избрана вице-президентом этой глобальной организации. Сама она скромно призналась, что антикоррупционные практики, обкатанные в России (127-е место в глобальном «Центре восприятия коррупции»), уже применяются и в странах третьего мира. Сомнительное для державников сравнение, но такова данность на сегодняшний день.

Не защищаться, а уважать себя

Блистательным по эмоциональному накалу и глубине мыслей было (как и в прошлом году) выступление директора пермского Центра гражданского анализа и независимых исследований (ГРАНИ) Светланы Маковецкой. Свое впечатление от прошедшего года она охарактеризовала емко: «Меня поразили масштабы расчеловечивания человека, дикая фундаментализация нашей ментальности».

Именно это и формирует, по мнению Маковецкой, новые вызовы перед НКО. А они таковы: «Дать гражданину возможность хотя бы в какой-то момент, на какой-нибудь площадке не защищаться, а уважать себя. Человек должен чувствовать себя защищенным, когда говорит с позиции аргументов. Вера в небросовость людей, которые бьются в черно-белых границах комикса, – это вызов нашей профпригодности».

Это не абстрактная картина, у Маковецкой есть конкретные предложения. Создать сеть социальных сервисов, открытых для любого гражданина: здесь можно осуществлять открытое информирование; посредничество, медиацию и переговоры; вести дискуссии на социально-важные темы.

Такие центры могли бы появиться на базе библиотек, которые исторически были центрами местных сообществ. Маковецкая образно назвала их «кислородными палатами для граждан», подразумевая неостановимое наращивание пропагандистского давления на общество.

Еще из конкретного. Нужно спасать общественные пространства, говорит Маковецкая. Вспомнила правозащитница и о том, что сегодня общественность Перми бьется с мэрией, желающей вырубить сосновый лес. А задача НКО – выработать такой консенсус, в рамках которого подобные действия властей (да просто планы) были бы невозможны в принципе. Как в Европе, о которой Маковецкая вообще вспоминала несколько раз в контексте «европейского выбора России».

Кем правит «логика войны»?

«Третий» сектор России может и должен изменяться. В каком направлении – об этом тоже говорили на форуме. Светлана Маковецкая уверена, что сами программные правозащитные тексты «Государство, дай денег», написанные с иждивенческих позиций, морально устарели.

Государство уже никому ничего не дает, а только отбирает. Правда, вслух об этом не говорили – только в кулуарах форума. Например, о попытках закрытия международного правозащитного общества «Мемориал», об огромных налоговых претензиях к Московской школе гражданского просвещения, прежде известной как МШПИ…

О том, что сам запрос времени формирует новую генерацию общественных активистов, говорил и один из лидеров Молодежного правозащитного движения (со штаб-квартирой в Воронеже) Дмитрий Макаров. Сейчас выросло поколение, которому для осуществления гражданского контроля в принципе не нужны мандаты ОНК или «корочки» о членстве в общественных советах.

Правда, это скорее форма, а вот содержательных изменений в гражданской среде до сих пор не произошло. Макаров привел пример всплеска в России после начала первой чеченской войны антивоенных настроений, которые сплотили людей самых разных идеологий. После начала военных действий на Донбассе ничего подобного в стране не было: протест если и был, то оказался тих и слаб, зато на первый план вышли геополитические интересы, «логика войны».

Драма ожидания

Экономических реформ, коих требует Кудрин и на которые уже стали слабо намекать в Кремле, ждать еще долго. А ужасы безденежья – уже вот, завтра. Вице-президент фонда «Либеральная миссия» Ирина Ясина считает, что запрос на деятельность НКО в стране резко вырастет, когда люди начнут получать меньше социальных благ на фоне ужавшихся бюджетов (реформа здравоохранения в Москве продемонстрировала, что власти готовы охотнее отказаться от врачей, чем от полицейских).

Правда, уж в социальной-то сфере государство с гражданским обществом сотрудничает успешно (на фоне прочих направлений, разумеется), в чем и сама Ясина призналась, похвалив общественный совет при вице-премьере Ольге Голодец, который занимается вопросами социальной помощи и куда Ясина также входит (хотя прежде была неизменным противником «сотрудничества с государством»).

Членом совета является и Екатерина Чистякова, директор благотворительного фонда «Подари жизнь», помогающего тяжелобольным детям. Ее к «сотрудничеству» привела извилистая дорога: Чистякова завозила в страну из-за рубежа дорогостоящие лекарства, что по факту являлось контрабандой, и однажды ее задержали сотрудники полиции. Просрочка – смерть пациента, для которого уже готов донор костного мозга.

Полицейские отпустили, а Чистякова поставила себе задачу: или бесконечно бегать с чемоданом денег и таблеток по аэропорту, или изменить российские законы. Ей понадобилось три года, чтобы добиться своего. Сейчас такие лекарства возит компания DHL, причем их доставка освобождена от уплаты налога, а Минздрав делает разрешения всего за пять дней.

Теперь Чистякова решает еще две задачи – облегчить доступность наркотических анальгетиков для тяжелобольных и упростить доступ к онкологической помощи для тяжелобольных пациентов в местах лишения свободы. Сколько лет на это уйдет? Что гадать, нужно работать!

Правда, выступление свое – оптимистичное по сути, ибо реальный результат налицо – директор «Подари жизнь» завершила все же в миноре.

Решение точечной проблемы – это мизер, а к тому, чтобы предложить власти план системных реформ, гражданское общество не готово. Оно хорошо умеет кричать, привлекая внимание населения в той или иной проблеме (к сожалению, количество доступных площадок все равно сокращается), зато катастрофически мало рутинной, экспертной работы. А для того, кстати, Кудрин и созывает гражданский форум, чтобы на его площадках такую работу вести. Драма лишь в том, что раз в год.

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська