Новини
Home / Суспільство / О бессмысленности всех антиалкогольных запретов

О бессмысленности всех антиалкогольных запретов

Общественная палата и комитет Совета Федерации по социальной политике поддержали инициативу о запрете продажи алкоголя россиянам, не достигшим 21 года. «Мы поддерживаем всецело данный законопроект и надеемся, что депутаты Госдумы в ускоренном темпе его примут, потому что больше его откладывать нельзя», — заявила член комитета Елена Попова.

Разница между этой законодательной инициативой и очередной «экзотикой» от депутата Милонова об обязательном дресс-коде в загсе — чисто стилистическая. Ни то, ни другое не имеют отношения к решению действительно имеющихся проблем. Милонов, пользуясь депутатским мандатом, свои страхи из подсознания вываливает на публику — доктор Фрейд и Кончита Вурст ему в помощь. Не знаю, кто поможет инициаторам возрастного запрета на алкоголь, но предложение это попросту бессмысленно.

Пьянство и алкоголизм были одной из самых болезненных российских тем в последние сто лет. При советской власти эпидемию пьянства объясняли «язвами и пережитками капитализма». И обещали, что при коммунизме останутся только трезвенники да язвенники. А пока коммунизм не наступил, власть бросало из крайности в крайность: от «сухого» закона — до воспитания «культуры пития». С одним и тем же предсказуемым результатом. Хотя в ходе последней (горбачевской) антиалкогольной кампании потребление спиртного и снизилось на 27%, одновременно выросли производство «самопального» и смертность от суррогатного алкоголя.

На смену несостоявшемуся коммунизму пришел точно такой же капитализм. Свалить на «язвы» и «пережитки» уже не получится. Не буду городить горы фактов и цифр, свидетельствующих о том, какие социально-экономические потери несет наше общество от пьянства. Об этом написаны тонны книг и статей. Ясно одно: алкоголизм — зло, а со злом полагается бороться. Алкоголизм, однако, перестал быть абсолютным злом. У него появился серьезный конкурент — наркомания. И как раз опыт борьбы с наркоманией показывает, что запреты как таковые неэффективны.

Но совсем без цифр все же не обойтись. По имеющейся статистике, напрямую от алкоголя в России умирает около 50 тысяч человек всех возрастов в год. В то же время, по словам директора ФСКН Виктора Иванова, ежегодно около 70 тысяч молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет гибнет «по причине отказа внутренних органов, вызванного регулярным употреблением наркотиков». При тотальном запрете на наркотики и наличии мощной полицейской структуры имеем вот такой результат. Что-то, видно, не так в датском королевстве. И возраст тут ни при чем — что-то надо «подправить в консерватории».

К тому же возникает вопрос: почему именно 21 год взят как порог запрета? Жениться, воевать и погибать можно 18-летним, а водку и даже пиво — нельзя? Как говорится, «или трусы наденьте, или крестик снимите». Это понятно даже соседям по палате. Чтобы избежать недопонимания про палату, поясню, если кто забыл. У нас двухпалатный парламент — верхняя и нижняя, с одинаковым порядковым номером. Каким? Это к Антону Палычу. Верхняя палата инициирует повышение возраста для продажи алкоголя, а в нижней уже предлагают считать совершеннолетним человека, достигшего аналогичного возраста. Все очень гармонично. Придется перешерстить законодательство, чтобы устранить противоречия? Не проблема, делов-то: повысить возраст призыва и женитьбы, увеличить количество педофилов, совращающих 20-летних девушек, платить пенсию по утере кормильца не до 18 лет, а до 21 года. А можно и не устранять эти противоречия. Как лучше? «Эксперты» уже усиленно дискутируют, идут аргументом на аргумент.

Дискуссии в палатах, как всегда, плодотворные, если бы не одно «но»: эти инициативы имеют осязаемый привкус национал-предательства. «Пятая колонна» не дремлет, скажу я прямо и жестко. Нам пытаются «впарить» антипатриотическую инициативу, чтобы свернуть нас с «особого пути» со всеми вытекающими последствиями. Ведь штука в том, что по таким правилам живут США. Совершеннолетие в 21 год — и продажа спиртного, соответственно, тоже. В последнее время мы усвоили, что «пиндосы» нам ни в чем не указ, только-только стали вставать с колен — и вдруг такое «низкопоклонство перед Западом»…

А если серьезно, то возрастные ограничения в нашей ситуации — как мертвому припарки. Пик массового приобщения к употреблению спиртного в России сместился с возрастной группы 16–17 лет на 14–15. Что изменится в 21 год? Ничего — ответ очевиден.

Тем не менее в палате снизу не дремлют. Депутаты-элдэпээровцы (очень активные, хотя и пассивных, говорят, среди них немало) предложили вслед за сигаретами вообще убрать алкоголь с прилавков. Возможно, хуже не будет, но и лучше точно не станет. О чем свидетельствует недавний опрос «Левада-центра» об отношении россиян к антитабачному законодательству. На вопрос «повлияли ли введенные законом ограничения на вашу повседневную жизнь и жизнь вашей семьи, и если повлияли, то каким образом?» ответы распределились так: «положительно повлияли» — 15%, «никак не повлияли» — 69%, «отрицательно повлияли» — 11%. Спрашивается, зачем скакать по граблям?

От прямого запрета на продажу алкоголя в краткосрочной перспективе и то было бы больше толка. Почему же запретительная по всей своей сути нынешняя Госдума не решается на такой шаг? Потому что палата запрещает только то, что ей позволяют. Те, у кого в руках реальная власть, никогда не «покусятся на святое» («сухой» закон или «космические» цены) для большинства населения страны.

Большинство сограждан, те самые 84%, легко и добровольно согласились жить в осажденной крепости, окруженной врагами. И только не надо говорить, что во всем виновата пропаганда: она легла на благодатную почву. «Золотые» слова про врагов и имперское величие — бальзам на душу россиянина, который хоть как-то оправдывает бессмысленность повседневного бытия. Телевизор в сочетании с водкой наполняет жизнь смыслом.

Именно бессмысленность бытия и есть главная причина пьянства с алкоголизмом. Я знаю, что говорю: уже более 15 лет — абсолютный трезвенник, потому что алкоголик. Бывших алкоголиков не бывает. Алкоголизм — неизлечимая болезнь, которую можно лишь заглушить. Прошел все круги алкогольного ада. Лечился — срывался. Снова лечился — снова срывался. Пока доктор не спросил меня: «А есть ли тебе смысл лечиться? Ты никогда не задумывался, зачем тебе дальше жить?» Я задумался — и вот уже столько лет глушу болезнь попытками жить осмысленно.

Если на секунду, чисто фантастически представить, что у нас одномоментно «вырубили» телевидение и все стали трезвенниками (культурно выпивающими), — что бы тогда случилось? Случилось бы то, что власти даже в страшном сне не приснится. Поэтому — оставим фантазии и пойдем дальше своим, «особым путем».

Конечно, на этом «особом пути», вдоль которого вместо верстовых столбов стоят «духовные скрепы», не принято сравнивать себя с другими, чтобы не подпортить нашу «российскую идентичность». И все же, все же…

Чем выше уровень жизни, общественно-политической культуры — тем меньше фанатизма в употреблении горячительных напитков. По уровню потребления спирта на душу населения Россия находится в первых рядах — почти 16 литров в год. В Германии — около 13 л, в Финляндии — 12,5 л, а в Штатах — меньше 10 л…

Еще не так давно мы стремились в Европу, рассуждали про открытость миру и про модернизацию, но из-за тумана благих намерений выглянула накатанная дорога в ад. Судя по взятым темпам, идти осталось недолго. И те самые молодые люди, о которых так «заботятся» депутаты, — первые и самые легкие жертвы на этой по-российски ухабистой магистрали. Ведь их главный жизненный смысл — безграничные возможности самореализации. Те из них, кто хочет и может вырваться из замкнутого круга «особого пути», уезжают. Пятая часть уезжающих сейчас из России — молодежь в возрасте от 20 до 24, а каждому четвертому эмигранту — от 35 до 40 лет. Про таких людей в цивилизованной стране говорят «цвет нации».

Те же, кто останется, наплевав на любые запреты, продолжат распевать на свой лад куплет, который бодро пели их отцы и деды.

Стала водка семь да восемь —

всё равно мы пить не бросим.

Передайте Ильичу (Горбачу) —

нам и десять по плечу.

Ну а если будет больше,

то мы сделаем, как в Польше.

А что? Поляки очень даже неплохо живут.

Георгий Янс

Источник: mk.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська