Новини
Home / Економіка / Новая надежда БРИКС

Новая надежда БРИКС

Бросят ли финансовые институты организации вызов неолиберальному мировому порядку?

Создание Банка развития и пула условных валютных резервов стран БРИКС позволит стабилизировать национальные рынки капитала в условиях кризиса глобальной экономики. Об этом заявил президент России Владимир Путин на встрече лидеров стран БРИКС, которая состоялась в рамках саммита G20 в Брисбене. Известный канадский экономист Радика Десай рассказала «Ленте.ру» о том, какую роль могут сыграть новые финансовые институты в преобразовании мирового политического и экономического устройства.

Шестой саммит БРИКС в Форталезе объявил о создании Нового банка развития (New Development Bank, NDB) и Общего резервного фонда (Contingency Reserve Arrangemen, CRA). Результат взаимодействия группы самых влиятельных развивающихся стран, эти организации должны стать противовесом устойчиво доминирующим западным финансовым структурам — Всемирному банку и Международному валютному фонду (МВФ).

На самом деле, не все так просто. Как альтернатива Всемирному банку и МВФ новые институты ограничены в своих возможностях. Например, NDB будет работать в соответствии с американским законодательством. Правила Общего резервного фонда, в свою очередь, требуют, чтобы заимствования в объеме свыше 30 процентов от квоты каждой страны осуществлялись под надзором МВФ.

Вызов новым институтам

Тем не менее образование этих двух новых организаций указывает на очевидное отклонение от той генеральной линии в международных отношениях, которая давно диктуется Западом. Замысел БРИКС состоит в трансформации мирового экономического порядка таким образом, чтобы он способствовал экономическому развитию посткоммунистических и развивающихся стран.

Встреча лидеров стран БРИКС в Бразилии Фото: Silvia Izquierdo / AP

Начинала БРИКС с того, что сигнализировала о недовольстве существующим положением дел и требовала реформы МВФ и Всемирного Банка, чтобы эти институты лучше соответствовали новым экономическим реалиям. Китай зашел в этом настолько далеко, что даже предложил заменить подверженный значительным колебаниям и кризисам доллар на «наднациональную (суперсуверенную) валюту». Однако все усилия оказались тщетны — на реформы, предложенные Всемирному Банку, США наложили вето, а реформы, выдвинутые МВФ в 2010 году, чтобы лишить США права вето, остановил американский Конгресс.

Уставной капитал НБР в 100 миллиардов долларов и подписной капитал в 50 миллиардов долларов сопоставим со 190 миллиардами долларов собственных средств и всего 36,7 миллиарда фактического капитала Всемирного Банка. В отличие от Всемирного банка и МВФ, где право голоса распределяется в зависимости от взносов и размера ВВП, Новый Банк Развития принадлежит пяти странам БРИКС в равной степени — все они сделали равные взносы по 10 миллиардов долларов в первоначальный подписной капитал.

В отличие от МВФ и Всемирного Банка, где доминирует Запад и США, НБР функционирует таким образом, что все страны-основатели, вне зависимости от их экономической или политической мощи, в равной степени участвуют в работе организации. Так, россиянин занимает кресло председателя совета управляющих, председателя совета директоров — бразилец, индиец станет первым президентом, штаб-квартира находится в Шанхае, а африканский региональный центр — в ЮАР. Похожая структура и у Резервного Фонда БРИКС.

В то время как МВФ и Мировой Банк приносят множество бед по всему миру, проводя с 1980-х годов неолиберальную политику (при этом демонстративно приостановив ее после кризиса 2008 года только для западных стран), и уже потеряли в новом столетии многих своих традиционных «клиентов», БРИКС придерживается взглядов, которые, безусловно, выглядят гораздо более предпочтительными по ряду ключевых моментов. Декларация саммита в Форталезе провозглашает стремление к инклюзивному и устойчивому росту, уличает неолиберализм в приумножении неравенства и сдерживании темпов экономического развития, подчеркивает роль государственного сектора и призывает к реформе, способной заменить спекуляции продуктивными инвестициями в финансовый сектор.

НБР и Резервный Фонд соответствуют инициативам стран БРИКС, предпринимаемым ими по отдельности. Совместный объем кредитования банков развития стран БРИКС превышает показатели Всемирного Банка. Проекты с заемщиками реализуются на взаимовыгодной основе, а не в качестве односторонней помощи. Новому Резервному Фонду еще предстоит найти согласованный механизм для объединения резервов, не предполагающий участия МВФ, но БРИКС уже предпринимает другие шаги для повышения финансовой устойчивости и снижения зависимости от американского доллара. Заключаются двусторонние договоры о торговле в национальной валюте, валютные портфели диверсифицируются.

БРИКС: последняя ступень многополярности

Являются ли эти усилия тщетными и бесполезными, или это первые шаги к трансформации мирового порядка? Все зависит от того, как далеко страны БРИКС пойдут в своем отказе от неолиберализма, чтобы встать на качественно новый путь развития.

Хотя БРИКС был сформирован лишь после финансового кризиса 2008 года, его создание отражает те процессы, которые происходят уже длительное время. Многим показалось, что мы теперь живем в многополярном мире. Но БРИКС не сделал мир многополярным, хотя и сделал шаг в этом направлении.

Рио-де-Жанейро, Бразилия Фото: Yasuyoshi Chiba / AFP

Первый эпизод многополярности запустил процесс индустриального и имперского соревнования, которое увенчалось «Тридцатилетним Кризисом» 1914-1945-х годов. По его окончании Джон Мейнард Кейнс — самый проницательный аналитик капитализма XX века — предложил новые инструменты международного экономического управления: созданную совместными усилиями международную валюту для балансирования межгосударственных счетов и Международный клиринговый союз (ICU). Также Кейнс указал на меры, которые могли обеспечить автономность политики национальных правительств на пути экономического роста и удовлетворения потребностей населения.

Предложения Кейнса так никогда и не были реализованы, хотя международная обстановка того времени — с учетом могущества коммунистического блока — все же заставила частично признать их де-факто в 1950-60-х годах, открыв возможности для послевоенного восстановления Западной Европы и Японии, а также роста стран развивающегося мира. Большую роль во всем этом сыграло государственное вмешательство в экономику.

Устойчивый рост развивающихся государств достиг своего рода пика в 1970-х годах, пока не был прерван долговым кризисом 1980-х и волной неолиберальных структурных изменений.

И все же в 1980-х и 1990-х годах — неудивительно, что Джим О’Нил придумал термин БРИК в 2001 году — ряд развивающихся и «переходных» стран в определенной мере сумели противостоять экономическому диктату Запада и поддерживали бурный рост именно за счет того, что отклонялись от норм неолиберализма.

Как в 1970-х возникла необходимость в Хартии экономических прав и обязанностей государств, точно так же возобновление роста в развивающихся странах и странах с переходной экономикой привело к потребности пересмотра методов международного экономического управления. Страны IBSA (Индия, Бразилия, ЮАР) организовали сотрудничество в сфере торговли и по ряду других направлений в самом начале нового столетия, а за этим и последовало создание БРИКС.

После финансового кризиса 2008 года стало ясно, что экономический рост в странах БРИКС, основанный на экспорте в страны Запада, больше не является жизнеспособной стратегией. Яснее всего это осознало китайское правительство, которое попыталось компенсировать потерянные экспортные возможности огромными внутренними инвестициями, и когда эта стратегия себя оправдала, в КНР утвердились в том, что расширение внутреннего спроса — главное условие дальнейшего роста. Чем больше это осознают остальные члены БРИКС, тем более надежно будет обеспечена их возможность развиваться. Новая модель роста реализует потенциал альтернативных международных экономических институтов и расширит их возможности. Новый Банк Развития и Новый Резервный фонд создадут широкую основу для мирового развития, в то же время подтачивая влиятельность существующих институтов.

Радика Десай — профессор факультета политических исследований в университете Манитобы, Виннипег. Автор множества книг и статей, посвященных современной международной экономике, финансовым институтам, глобализации и перспективам развивающихся стран.

 

Источник: lenta.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська