Новини
Home / Спорт / Мертвая зона легкой атлетики сохранится для России до февраля

Мертвая зона легкой атлетики сохранится для России до февраля

Легкая атлетика России готовится. Пока – к выборам президента 9 декабря. Как известно, претендентов четверо: Елена Исинбаева, Михаил Бутов, Дмитрий Шляхтин, Андрей Сильнов. Не все, наверное, дойдут до решающего момента голосования, внутренние течения сольют чьи-то голоса воедино, кого-то – выведут из большой игры. Но тот, кого выберут, пойдет с отечественной легкой атлетикой в будущее, восстанавливая настоящее, замаливая грехи прошлого. А с настоящим – пока все та же, комком в горле вставшая, олимпийская беда. Никто возвращать России международные права не торопится. Хорошо, если к весне наступит ясность по критериям возврата и появится надежда на участие наших спортсменов в чемпионате мира-2017.


фото: Геннадий Черкасов

Да, сегодня спортивная Россия опутана сплошными комиссиями. И, честно говоря, вопрос, «почему?», уже никого особенно не преследует. Всеобъемлющий ответ «потому что» прекрасно вмещает в себя и наши ошибки, и то, что нам прилетело и будет прилетать, как говорится, по определению. А вот нехорошая, мешающая и откровенно портящая жизнь мысль, что все это очень надолго, покоя не дает. Ведь лишить чего-то можно и без особых доказательств, на волне настроения, громких заявлений и атакующего стиля. А для возвращения нужен список из конкретных пунктов. И добавлять эти пункты можно. И – снова можно. И – еще раз можно, исходя из ситуации. Так и было, так и есть.

В Монако завершилось заседание совета IAAF, на котором глава комиссии по восстановлению статуса ВФЛА Руне Андерсен выступил с докладом о ситуации в российской легкой атлетике.

Сразу уточним: никто на этом заседании давать российским спортсменам и ВФЛА в целом «зеленый свет» и не собирался.

В ноябре 2015 года независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства обвинила Россию в многочисленных нарушениях антидопинговых правил, после чего IAAF временно отстранила ВФЛА. Тогда же Совет IAAF решил создать инспекционную комиссию, чтобы контролировать деятельность ВФЛА по выходу из кризиса. Эту комиссию возглавил норвежец Руне Андерсен, который уже не раз посещал Россию (теперь собирается в январе) и озвучивал выводы, сделанные им совместно с коллегами. В комиссию вошли и четыре члена совета IAAF: Эбби Хоффман (Канада), Анна Риккарди (Италия), Фрэнк Фредерикс (Намибия), Джефф Гарднер (Остров Норфолк).

Вот – прошел очередной отчет. На пресс-конференции в Монако Андерсен рассказал о работе Всероссийской федерации легкой атлетики. И вроде как похвалил, по крайней мере, явных гадостей не сказал. Но и сроки, когда наша легкая атлетика будет вновь впущена в мировую семью, особенно уж ясными не стали. Понятно, что и доклад Макларена, который прозвучит уже через неделю, свое дело сделает, и спортсменов опять-таки заставят «доказывать свою чистоту». По каким критериям? То, что их вырабатывали, исходя из ситуации, вырабатывают и будут корректировать, с оглядкой на новости, очевидно.

«Я сегодня сообщил совету, что у ВФЛА наблюдается большой прогресс в работе по восстановлению членства в составе IAAF. Российский парламент и Дума приняли закон, защищающий чистых спортсменов. В январе инспекционная комиссия вновь посетит Россию, мы будем встречаться с министром спорта РФ (Павлом Колобковым), РУСАДА, представителями Следственного комитета. Обсудим ситуацию, а также то, что будет содержаться в докладе Макларена. Потом мы подготовим доклад и представим его на февральском совете IAAF, который и будет решать вопрос о возможности восстановления членства ВФЛА».

Конкретного, нас особенно интересующего, не много: «Россияне смогут весной подать апелляции в IAAF, чтобы попытаться получить допуск к международным соревнованиям. Но для этого им надо будет доказать свою чистоту… Мы встречаемся, изучаем документы, тесно работаем с ВФЛА и российскими властями, это объемный пласт работы. Да, мы советуемся с россиянами по поводу того, какими мы видим критерии возвращения ВФЛА, но эту работу они должны будут проделать сами». Каждое предложение – загадка в загадке. Смогут подать, чтобы попытаться получить, но надо будет доказать…

Президент IAAF Себастьян Коэ тоже высказался по поводу тех изменений, которые произошли в России. Правда, следить за словами чиновнику приходится весьма тщательно, дабы самому не попасть под очередную раздачу, поэтому похвала звучит своеобразно – как поглаживание по голове себя, дальновидного. «Я рад, что ВФЛА прогрессирует. Были внесены изменения в состав федерации, тренерский состав, у них поменялся взгляд на весь процесс. И этого бы не случилось, если бы не было нашего жесткого решения по отстранению ВФЛА», – заявил Коэ на пресс-конференции.

Хотим мы что-то слышать или нет, от эмоций и желания, увы, ничего не зависит. Ситуация «подвисла», и из кризиса легкоатлетов все равно выводить может только IAAF, сама же и принявшая решение о выводе с дорожек и из секторов целой страны. Спортсмены прошли все стадии – надежды, ожидания, судов. Никто тренироваться, конечно, не мешает, но международные старты пока для России – мертвая зона. И мы оттуда сами не выйдем, придется ждать, когда нам позволят это сделать.

Ирина Степанцева

Заголовок в газете: Легкая атлетика — в мертвой зоне

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27270 от 3 декабря 2016
Источник: mk.ru/

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська