Новини
Home / Суспільство / Кара Господня, или Урок всем нам, ныне живущим

Кара Господня, или Урок всем нам, ныне живущим

Начиная с 1990-х, каждый год на Украине празднуют «День памяти жертв голодомора». Именно празднуют. Ибо сей, безусловно, печальный повод используется нашими политиканами для проведения очередного русофобского торжества. Уже за несколько дней до памятной даты в «национально сознательных» СМИ усиливается (не утихающий там, впрочем, никогда) вой о «геноциде украинцев», якобы устроенном в 1932-1933-х годах «русским коммунистическим режимом», «русским имперским центром», а то и просто Россией. Полным ходом идут «траурные» мероприятия. С соответствующими заявлениями выступают политики (вплоть до самых высокопоставленных), «историки», деятели культуры. По телевизору показывают фильмы на заданную тему, радио транслирует спектакли и концерты, в музеях проводят выставки. И так далее.

Разумеется, нынешний год исключением не стал. Более того, в текущем году отмечается уже «День памяти жертв голодоморов в Украине».

Весь набор средств государственной пропагандистской машиной был задействован. События 32-33-х годов названы «сталинской войной против украинцев», «войной против Украины», войной, которая «велась по всем имперскими правилам колониальных операций, с использованием против невооруженных крестьян как компартийных спецотрядов, так и внутренних войск». Народу Украины было сказано, что «число жертв в сталинской войне против украинцев превысило общее количество жертв Первой мировой войны во всех странах, которые принимали в ней участие!»

Все эти штампы можно считать логическим продолжением той пропаганды, которая велась во времена президентства Виктора Ющенко. Новенькое появилось в связи с событиями на Донбассе.

Видимо, чтобы поддержать в публике боевой дух, столь необходимый во время войны, украинские псевдоисторики вдруг «обнаружили» ранее неизвестные «подробности» тех «голодоморных» событий. Оказывается, накануне и в годы голода украинцы не покорно умирали, как считалось до сих пор, а отчаянно сопротивлялись властям. И все это было озвучено 22 ноября нынешним президентом Украины: «Голодомору предшествовали тысячи восстаний против колхозного рабства. В них принимали участие сотни тысяч, миллионы украинцев».

* * *

Некий Владимир Вятрович, уже неоднократно попадавшийся на лжи и фальсификациях и, вероятно, по этой причине назначенный после государственного переворота на должность директора Украинского института национальной памяти, насчитал аж пять тысяч крестьянских восстаний, будто бы поднятых на Украине. И это, конечно, повод для гордости. Дескать, ни в каком другом регионе тогдашнего СССР такого не было, а у нас было!

Тут же проводится параллель с современными событиями. Мол, тогда, в начале 1930-х годов, не кто иной, как украинцы встали на пути установления тоталитарного режима. Вот и сегодня снова Украина стоит на пути возрождения «тоталитарной империи», спасая, таким образом, весь мир от страшной угрозы.

Как же так получилось, что при всем внимании, уделявшемся в последние четверть века теме голода 1932-1933-х годов, эти восстания оставались незамеченными многочисленными исследователями? Вопрос этот повисает в воздухе, но его на Украине стараются не задавать. А ответить, в общем-то, не сложно. Те «восстания» были высосаны вятровичами из пальца в угоду политической конъюнктуре.

Многочисленные опросы очевидцев голода показывают: подавляющее большинство украинских крестьян вообще никак не сопротивлялось проводившимися властями чрезмерным хлебозаготовкам. Некоторые пытались прятать зерно. И только единицы решались на открытый протест.

Правда, иногда в голодомороведческой литературе можно встретить ссылку на документы ОГПУ с указаниями на крестьянские волнения. Скажем, в июне-июле 1932 года на Украине было зафиксировано  более девятисот выступлений против хлебозаготовок. Это больше, чем в любом другом регионе Союза. И данное обстоятельство опять же используется для подтверждения тезиса о «свободолюбии украинцев» в противоположность, понятное дело, великорусам.

Только стоит присмотреться к этим выступлениям. К таковым чекисты относили разворовывание посевного материала, грабежи колхозных складов, наконец, просто высказывание недовольства в частных разговорах, что квалифицировалось как «антисоветская пропаганда». Случались и нападения на отдельных представителей власти и активистов, конфисковывавших у сельских хозяев хлеб. Бывали даже убийства. Но все это по большей части представляло собой акты индивидуального, реже – группового сопротивления и только крайне редко массового. Нынешние украинские «историки» сознательно играют терминами, отождествляя выступления и восстания.

Выступлений, действительно, насчитывалось много. В какой-то период (тот же июнь-июль 1932 года) их, может быть, было больше на Украине. В другие периоды – в иных регионах. Все это не дает оснований для выводов о свободолюбии одних жителей и несвободолюбии других.

Что же касается конкретно восстаний, то в начале 1930-х их было уже немного – крестьянство покорилось. Яростное сопротивление наблюдалось лишь в начальный период форсированной коллективизации, в «год великого перелома». Но как раз тут сравнение по регионам получается не в пользу Украины. Позволю себе воспользоваться данными, обнародованными в исследовании авторитетного современного историка Андрея Марчукова «Украинское национальное движение в УССР в 1920-1930-е годы».

В ноябре-декабре 1929 года, когда, собственно, власть и начала массово загонять крестьян в колхозы, на Украине вспыхнуло 10 (десять) крестьянских восстаний, в которых приняло участие чуть более двух тысяч человек. Для сопоставления: за тот же период в Центрально-Черноземной области РСФСР произошло 29 крестьянских восстаний с более чем семью тысячами участников. В Средне-Волжском крае РСФСР таких восстаний тогда было 21, а участвовало в них около 3300 человек. В соседнем Нижне-Волжском крае восстаний прошло чуть меньше – 19, а вот восставших оказалось больше – около 4400.

Как видим, говорить на основании этих сведений о присущем именно украинцам свободолюбии не приходится.

И еще один немаловажный, на мой взгляд, момент. В годы, предшествовавшие большому голоду, в нашей тогда общей стране проводилась не только коллективизация. Во всю развернулась и кампания антирелигиозных гонений. Инициировала гонения власть, но население в большинстве своем не только не противилось им, но и отчасти поддерживало.

На сельских сходах принимались решения о закрытии храмов, использовании церковных зданий для хозяйственных нужд или превращения их в клубы. «Бог нам больше не нужен!» – громогласно заявляли крестьяне. В центре селений устраивались большие костры, куда жители сносили вынесенные из хат иконы. С закрытых храмов снимались кресты и колокола. Изгонялись (часто с применением насилия, сопровождаемого насмешками и издевательствами) из сел священники. Целые районы «освобождались» от «религиозного дурмана», гордо рапортовали, что на их территории не осталось «ни одной церкви, ни одного попа». «Социалистическое переустройство сельского хозяйства обусловило отход широких трудящихся масс от религии», – восторженно писал журнал «Безвірник», орган Союза воинствующих безбожников Украины. Сам указанный Союз на начало 1932 года насчитывал 2 млн. 300 тыс. членов.

Справедливости ради надо сказать, что не все крестьяне поддерживали «войну с Богом». Однако среди неподдерживающих большинство предпочитало молчать. Открыто протестовали немногие. Если вновь обратиться к вышеприведенным данным о количестве восстаний, то из десяти упомянутых крестьянских восстаний на Украине первопричиной половины (то есть пяти восстаний) являлись гонения на Церковь. Соответствующие цифры по российским регионам составляют: Центрально-Черноземная область – 18, Средне-Волжский край – 15, Нижне-Волжский край – 12.

Тут, кстати сказать, появляются основания для не совсем благоприятных выводов относительно украинцев. Получается, что в Великороссии люди поднимались прежде всего на защиту веры, а на Украине немалую, возможно, даже первенствующую роль играл материальный интерес. Но лично я таких выводов делать не буду, тем более что ни в РСФСР, ни в Украинской ССР те восстания все же не стали всенародными. Большинство народа молчало и покорялось.

Так и подошли 1932-1933-е годы. Документы свидетельствуют, что особенно сильным голод был в так называемых зонах, свободных от религии. И, по всей видимости, не зря верующие люди рассматривали случившееся как кару Господню.

Между прочим, это может быть уроком всем нам, ныне живущим. Ведь и сегодня на Украине устанавливается тоталитарный режим. И постепенно усиливаются гонения на Православную Церковь, на русскую (родную для многих украинцев) культуру, русский (родной) язык. Ну а то, что по наущению украинских властей творится ныне в Донбассе, – вообще нечто из ряда вон выходящее. Но значительная часть населения Украины смотрит на это спокойно, а многие даже одобряют действия властей. Как тогда, в 1920-1930-х годах.

Какие от этого могут быть последствия? Боюсь, что очень нехорошие. Кто потом будет виноват? Бог? Россия? Путин? Думаю, совсем не они.

Александр КАРЕВИН

Источник: odnarodyna.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська