Новини
Home / Політика / Андрей Иванов: кто такие экстремисты?

Андрей Иванов: кто такие экстремисты?

Совет безопасности России одобрил проект «Стратегии по противодействию экстремизму». Окончательно документ решено подготовить к июню 2015 года. До заседания Совбеза Владимир Путин обозначил три основных направления предстоящей работы: повышенное внимание к межнациональным отношениям, усиленная работа с молодежью и совершенствование миграционной политики. Вряд ли у кого-то возникнут возражения. Но сложно избавиться от ощущения, что всё это нам уже обещали.

После последних событий на Украине угроза «оранжевых революций» стала особенно актуальной. Но актуальной она считалась и после первого майдана в Киеве в 2004 году. И после подобных революций в Грузии и Киргизии тоже. Тогда также говорили о работе с молодежью и создали большое число прокремлевских движений, которые «освоили» в итоге неплохие бюджеты.

Проблема межнациональных отношений тоже не нова для нашего общества. О чем свидетельствуют примеры Кондопоги, Пугачева, Манежной, Бирюлево. До 2020 года на гармонизацию межнациональных отношений должно быть выделено 4,5 млрд. рублей. Но обычно все мероприятия сводятся к «круглым столам» и конференциям, на которых рассуждают о дружбе народов. Ситуация от этих обсуждений не улучшается. Конфликты обычно вспыхивают на улице между молодежью, а профессора и так никогда бы не участвовали в погромах. И до сих пор никто из ученых мужей четко так и не сформулировал, что подразумевается под межнациональным согласием?

Нет внятной и миграционной политики. Одни высшие чиновники говорят о необходимости социальной поддержки коренных граждан. Другие – что без постоянно увеличивающегося потока мигрантов экономику ждет полный развал.

Одни призывают применять к мигрантам практику «нулевой толерантности» (депортацию и жесткое наказание за любое правонарушение). Другие – предоставить гражданство всем желающим, даже если те не знают русского языка.

Зато постоянно ужесточается законодательство, карающее за экстремизм. В УК введена специальная статья, расширены возможности для закрытия сайтов и блогов.

Может, после последнего заседания Совбеза государство, наконец, определится с тем, как эффективно предотвращать экстремизм?

– Сказанное сейчас президентом – повторение того, что мы слышали и десять лет назад, и в «девяностые» годы, – говорит доктор политических наук Андрей Савельев. – Повторение прежних тезисов предоставляет чиновникам возможность домысливать: что же президент на этот раз имел в виду? Иногда они это делают с большим ущербом для общества. Тогда начинаются нарушения правовых норм.

С одной стороны, глава государства говорит, что всё должно быть по закону, что у нас свободная, демократическая страна, которой нужна оппозиция. Но чиновники, видимо, самым важным считают не это, а борьбу с экстремизмом.

Очередное выступление президента подталкивает чиновников к активизации деятельности. Но они, скорее всего, опять поймут слова именно так, как понимали их раньше. Что надо давить оппозицию. Потому что в ней, якобы, сосредоточены экстремистские элементы, которые ставят целью подрыв государственности. Хотя оппозиция – это не обязательно сторонники слома государственности, а чаще те, кто желает изменить политическую систему.

«СП»: – Может, проблема в том, что до сих пор не прописаны четкие цели?

– У власти нет концепции российской государственности и нет концепции политической нации, которую надо выстраивать. Вот начинают говорить о единой российской нации. Тут же всплывает тема межнациональных конфликтов. Но как внутри одной политической нации могут быть межнациональные конфликты? Не могут договориться даже на уровне терминологии. Скажем, заявить, что у нас есть русская нация, не в этническом, а в культурно-политическом смысле.

То же самое касается миграционной политики. Россия по-прежнему остается проходным двором. Задача сформировать тело нации до сих пор не поставлена. Нет здравой социальной политики, демографической, национальной. Есть только рекомендации чиновников. Но многие из них совершенно некомпетентны в сферах, которыми занимаются. Поэтому естественно, ничего кроме репрессивных мер во исполнение заявлений президента они предпринять не могут.

«СП»: – Власть говорит, что необходимо усилить работу с молодежью.

– У нас постоянно об этом говорят. Но о ком идет речь? Если о школьниках, то надо заставить работать Министерство образования, сформулировать ему цели. Мы же видим, что система школьного обучения разрушена практически до основания. Теперь взялись за вузы.

 

Еще когда речь заходит о воспитании молодежи, часто начинают говорить о военно-патриотических клубах. Кто какую игру «Зарница» провел, кто сколько пробежал… Словом, кроме военно-спортивной подготовки ничего в понятие работы с молодежью пока не вкладывается.

Но патриотизм воспитывают не декларациями. Спортивными играми можно только подготовить молодых людей к службе в армии. Патриотизм формируется тем, что формируется политическая нация. Человек должен проявлять солидарность со всеми гражданами страны. И солидарность эта политического свойства. Это не просто какие-то эмоциональные переживания родства, данные нам от рождения. Это именно осознание общих целей.

Но беда в том, что цели разные у подавляющего числа граждан с одной стороны, и олигархических групп – с другой. Поэтому никакое воспитание от олигархической верхушки никто воспринять не сможет и не захочет. Пока есть разделение на олигархов и весь остальной народ, никакого патриотического воспитания не будет.

«СП»: – На бытовом уровне граждане умеют проявлять солидарность друг с другом.

– Традиции общежития разных народов на территории России имеют многовековую историю. Поэтому ничего выдумывать не надо, нужно только возрождать разрушенное или утраченное. Вместо этого пытаются придумать что-то новое. Вместо русской нации пытаются придумать какую-то российскую. И это прослеживается не только в речах представителей власти, но и общественных, религиозных деятелей. Делают попытку вместо существующих традиций выдумать что-то новое. Придумывают человека без истории, без самосознания.

Одновременно противостояние между «верхами» и «низами» будет нас тащить в XIX век, в революционную ситуацию. Интеллектуальные круги будут склоняться к нигилизму. Мы просто станем повторять все трагедии нашей истории XX века.

«СП»: – Есть ли опасность, что негативные настроения в обществе приведут к непредсказуемым последствиям?

– Пока есть резервы – политический режим будет продвигать свою примитивную стратегию удержания власти. Но если возникнет экономический хаос (а следующий год будет очень тяжелым), все может резко измениться.

– Власть научилась заниматься пиаром, она тратит на это приличные деньги и подтягивает весьма способные кадры, – считает политолог Анатолий Баранов. – Пиаром заменяется реальное дело. Если мы посмотрим на официальные СМИ, то покажется, будто наша страна несется к прогрессу семимильными шагами. Как птица-тройка. Если посмотрим вокруг – увидим только проблемы, которые из года в год не решаются.

Это касается и проблемы межнациональных отношений. Чтобы решать ее, надо поставить нацменьшинства и мигрантов в условия, чтобы конфликты не возникали. Пока есть люди, испытывающие экономические, социальные, бытовые трудности, у любого общества будут проблемы. Люди будут бороться за свои интересы. Нравится это кому-то или нет.

Вот говорят, что надо работать с молодежью. Но спросили ли у молодежи, что ей нужно? Пока нашу власть молодежь интересует только тогда, когда требуется собрать большой митинг. Сразу находится 400-500 рублей, чтобы раздать каждому, находятся футболки с портретом. Я даже не уверен, что проблемы молодежи кем-то серьезно изучались.

«СП»: – То есть, всё упирается в отсутствие комплексной социальной политики.

– Я могу только предполагать, что молодежи нужна работа, жилье. Но опасаюсь, что и государство может только предполагать. Но государство должно знать – «кому, чего и сколько». Для решения любой проблемы надо иметь «реальный сектор» государственного управления. Но у нас даже «реальным сектором» в экономике управляют пиаршики.

«СП»: – Во что в реальности может вылиться объявленная борьба с экстремизмом?

– Усилятся репрессии. Если президент сказал, что надо бороться с экстремизмом, государство должно вступить в борьбу и обязательно победить.

У нас совсем недавно экстремизма не было, сравнительно недавно появилась статья про него в УК. И тут же стали обнаруживаться в самых неожиданных местах экстремисты. Раньше их считали нормальными людьми, но вдруг они оказались экстремистами.

Кстати, по закону запрещено разжигать не только межнациональную, межконфессиональную, но и социальную рознь. Пока эта статья не применяется. А вот в соседнем Казахстане применяется. И за разжигание социальной розни сидят по тюрьмам много людей. Если сейчас в России начать сажать за социальную рознь, то будет очень хорошая статистика борьбы с экстремизмом. Можно будет отчитаться.

«СП»: – Но пиар не решает проблем.

– У нас виртуальное руководство, которое ставит виртуальные задачи. Развиртуализация превращается в реальные изломанные судьбы конкретных людей. Скоро чиновники отчитаются, что экстремистов пересажали и экстремизм искоренен. Но социальная база экстремизма никуда не денется. В стране миллионы мигрантов, которые живут на положении людей «второго сорта». И было бы странно, если бы они были довольны своим положением и не делали ничего, чтобы это положение улучшить.

«СП»: – Государство на разные программы по гармонизации отношений в обществе выделяет с каждым годом всё больше денег, но пока адекватных проектов никто не предложил. Может, это общество не готово обсуждать проблемы?

– Общество конечно не готово. Грубо говоря, есть проблема: меня режут в подъезде. Я говорю государству: «Сделайте что-нибудь для обеспечения моей безопасности». А мне государство в ответ: «Давай это обсуждать».

Я плачу налоги, хочу чувствовать себя в безопасности. Но государство говорит, что выделены огромные гранты на обсуждение этой проблемы. Уже профессора обсуждают, в чем же недовольство?

Может, надо полицию заставить решать проблему? У нее есть свои НИИ, пусть изучат, с какими социальными группами и как работать. Но в реальности решением проблем занимаются непонятные люди. У нас собирают «круглые столы» в хороших «теплых» местах, чтобы люди только поговорили.

«СП»: – Может ли ситуация измениться в ближайшее время?

– С какой это стати люди, привыкшие к виртуальному решению проблем, вдруг изменят свои привычки и стереотипы?

Андрей Иванов

Источник: svpressa.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

РусскийУкраїнська